РЕАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ


ПРОЕКТ ВАСИЛИЯ АНСИМОВА

Холодная революция сознания

Наша жизнь – отражение нашего сознания. Любая ситуация, в которой мы находимся – следствие когда-то принятых нами решений и когда-то совершенных, или не совершенных действий. Во всем, что с нами происходит, отчасти виноваты мы сами.

Жизнь можно изменить к лучшему – изменив свое поведение. Но сначала надо как минимум захотеть лучшего и понять, что ему мешает. Поменять тот образ мыслей, который привел нас к тому, что мы имеем.

И сделать это можно не только в своей личной жизни, но и в жизни нашей страны.

Власть – это мы

Мы должны понять – источником власти российского государства являемся мы, его народ. Власть начинается не наверху, а внизу – в нас. Сейчас мы не понимаем этого и не знаем, как это использовать, поэтому просто отдаем свою власть на выборах в обмен на обещания, которые не выполняются – как дикари отдавали золото в обмен на бусы.

Если бы мы научились владеть собой как источником власти, мы смогли бы мирно и законно, без насилия и политических революций выстроить новую политическую систему России, которая ликвидировала бы технологическое отставание, в несколько раз повысила эффективность госуправления, мощь экономики, качество образования и уровень жизни.

И это могло бы обеспечить России прорыв, которого так хочет Кремль – не какие-то отдельные улучшения в отдельных сферах, а исторически новый цивилизационный шаг вверх, который поднимет на новый уровень все сферы жизни России.

Этот шаг – реальная демократия, предоставляющая всем гражданам максимум свободы и возможностей для самовыражения, крепкая их крепостью, умная их умом, гибкая, сильная и эффективная.

Однако совершить такой прорыв, не меняя сознание, невозможно. Потому что главная причина того, что мы живем в такой России – то, что она такова в нашем представлении, и мы даже не пытаемся представить себе иную Россию.

Для достижения прорыва требуются масштабные изменения в общественном сознании, которые по праву могут быть названы революцией – революцией сознания. И, как всякой революции, ей придется столкнуться с сопротивлением старого мира и разрушить его.

В век информации роль пуль выполняют слова, идеи и мемы. Поэтому новая революция может стать бескровной и ненасильственной. В эпоху холодных войн без крови и выстрелов она может по аналогии быть названа холодной революцией сознания.

Не нужно возводить баррикады на улицах – нужно забаррикадировать источники лжи. Не нужно захватывать почту и телеграф – нужно захватить интеллектуальный мейнстрим и диктовать смыслы. Беспощадно разоблачать и высмеивать жандармов пропаганды, вешать на фонарях правды репутации политических мошенников. Вместо диктатуры пролетариата должна быть установлена диктатура логики, разума и новой культуры новых людей.

Новые люди и кто им противостоит

Революция как переход количества в качество сможет произойти, когда достигнет критического уровня численность носителей нового сознания – новых людей, в сознании которых будет жить представление о новой России, откуда оно будет переходить в реальность через их действия. Сейчас их настолько мало, что им трудно даже встретиться друг с другом, и голос одиночек почти не слышен на фоне общего шума. Но если они выработают единые убеждения, смогут договориться между собой и начнут организованную борьбу, то могут привлечь на свою сторону колеблющихся и стать мощной политической силой.

"Новым людям" противостоят активные и пассивные носители господствующего "старого" сознания, которое благодаря квазилиберально-капиталистической контрреволюции и информационному буму откатилось еще сильнее назад, дойдя до извращенного копирования худших образцов древности – статусно-иерархического средневековья и откровенного социального дарвинизма.

Пассивные носители старого сознания – около 80% населения, живущие в бездумном следовании общему мейнстриму, заботящиеся лишь о собственном выживании и минимальном комфорте. Они делают так просто потому, что не представляют себе иного. Их можно назвать "спящими", потому что они так же некритично воспринимают реальность, как и спящий человек - свой сон, каким бы нелепым он ни был. В этом сне они автоматически следуют "общепринятым" понятиям и нормам, которые диктуются и незаметно корректируется для них СМИ. В зависимости от врожденных и жизненных условий из них могут получиться и новые люди, и их противники.

Активные носители старого сознания – около 15% тех, кому удалось найти свое место в существующей структуре государственных функций и распределения благ. Они активно сохраняют ту систему понятий, в которой они получили свое положение. Среди них есть и относительно честные, и полностью коррумпированные во всех смыслах. Но большинство из них испытывают жгучий страх потерять свое место и готовы пожертвовать ради него всем остальным. Высшей ценностью для них является физический комфорт и гарантирующий его социальный статус. Все остальные ценности для них вторичны – справедливость, сострадание и честность. Они легко лгут, если это требуется для сохранения своего положения, но в принципе чуждаются откровенного зла, хотя могут лицемерно оправдывать его и смиряться с ним, когда его делают вышестоящие над ними по иерархии. По сути они – прилипалы, паразитирующие на Левиафане власти.

Большая часть из них – обычные люди, развращенные достатком и господствующей идеологией, но не потерявшие способность раскаяться. Меньшая – моральные уроды от рождения, лишенные совести и ума.

Однако наверху "пищевой пирамиды" стоят те, для кого самое сильное удовольствие – власть, о чем откровенно написал Сурков в своем "Околоноля", кто готов сознательно убивать и предавать смерти ради ее сохранения. Их человеческие чувства подавлены животными инстинктами. По сути, они уже не совсем люди, а скорее некие "сверхживотные" – суперанималы, страшные своей внешней похожестью на людей при внутренней бесчеловечности.

Чтобы новое сознание победило, нужно "составить карту" "старого" сознания – описать его как систему принципов и поддерживающих их общественных отношений и институтов.

Структура "старого" сознания

Анемия субъектности

Основой старого сознания россиян является господствующее убеждение в своей объектности, происходящее в России, по-видимому, еще со времен Ивана Грозного. В стремлении "укрепить вертикаль" российская власть подавляла и преследовала всех, кто не был согласен демонстрировать ей азиатскую лояльность, всех инакомыслящих и независимых. Это приводило к укреплению иерархии власти, но ценой оскудения человеческого капитала и отрицательной социальной эволюции. Советская власть переняла и активизировала этот метод, продолжив истреблять инакомыслие ради однородности и стабильности. Неудивительно, что сегодня большинство людей осознают себя бесправными объектами власти, лишенными какого-либо веса. Однако сознание объектности, по-видимому, не передается генетически, а в большей степени воспитывается родителями и средой. Люди продолжают рождаться, и среди них появляются новые вольнодумцы, активисты и лидеры.

Политическая аномия - политаномия. Сознание объектности делает невозможными политическое и гражданское самосознание, приводит к политической недееспособности – неспособность выступать за свои права, создавать политические общественные структуры. Представление себя в качестве объекта, а не субъекта политики порождает отсутствие интереса к политическим идеологиям – "какая разница, под каким флагом меня будут насиловать". Политический объект некритично воспринимает политическую реальность как данную свыше, потому что выносит ее движущие факторы за пределы своих возможностей.

Отсюда классовая покорность, признание своей вторичности к государству, атрофированное правосознание, толерантность к нарушению закона и моральная деградация. Готовность принимать те условия социальной "игры", которые диктуются господствующим классом. Готовность обходиться жалобами и бесцельными уличными акциями как предельными формами политического протеста. Наивное признание "системной" оппозиции в качестве реальной.

Десублимация. Устойчивые каналы сброса "избыточной" психической энергии, накопление которой повлекло бы повышение уровня активности сознания – обсценная лексика, мат, алкоголь, социальный авторитет азартных видов массового зрелищного спорта (футбол, ММА), господство телевидения как ретранслятора и пропагандиста примитивных культурных шаблонов, постправды, культа неконтролируемой эмоциональности.

На что опирается и чем поддерживается "старое сознание"

Основные социально-политические опоры "старого сознания" – трафиковые СМИ, "управляемая демократия" и культурная гегемония.

Трафиковые СМИ

Современные российские СМИ получают свой доход из двух источников – инвесторы, стремящиеся формировать общественное мнение по своему вкусу, и рекламодатели. Для всех них самым важным является трафик издания – для первых как показатель своей влиятельности, для вторых как количество показов рекламы. Поэтому для нынешних СМИ главное – трафик любой ценой, клики, заходы, прочтения, телевизионные рейтинги.

В погоне за трафиком СМИ агрессивно охотятся за нашим вниманием, отвлекают нас от дел, оглушают нас ненужным шумом. Искажают смысл происходящего, возбуждают страх, зависть и гнев. Они заставляют нас смотреть на никчемных идиотов и слушать их, зомбируют нас высказываниями фальшивых экспертов. Они выдают неважное за важное, ненужное за нужное, чтобы заставить нас кликнуть на ссылке или остаться у телеэкрана.

Естественная функция СМИ – правдиво и адекватно информировать общество о реальности. Но вследствие зависимости от трафика они отравляют нашу жизнь ложью и шумом в попытке добиться нашего внимания.

Когда журналисты говорят, они почти всегда врут – или о том, что случилось, или о том, как это случилось, или о том, насколько это важно и нужно. И если СМИ кого-то хвалят или ругают, они всегда делают это за деньги.

Кроме того, в процессе строительства "вертикали" основные СМИ попали через своих инвесторов в полную зависимость от Кремля, поэтому искажают действительность так, чтобы политика АП выглядела безукоризненно премудрой, а ошибки трактовались как ходы некоего "хитрого плана". При этом ложь и невыполненные обещания, которые невозможно перетолковать, замалчиваются и предаются забвению, как знаменитое путинское обещание защитить Донбасс.

Управляемая (Виртуальная) демократия

Со всех уровней власти нам внушают, что в России – демократия, а ее отличия от классической демократии вызваны тем, что она "суверенная" (В. Сурков). Президент целомудренно отказывается говорить о своем преемнике, напоминая, что его должен выбрать народ. Песков заявляет о готовности к диалогу с "конструктивной" оппозицией. СМИ и эксперты с воодушевлением обсуждают "интригу" выборов, делая вид, что победитель им неизвестен заранее. При этом на уровне АП согласовываются даже списки кандидатов на выборы местных заксобраний, "муниципальный фильтр" позволяет отсеять всех, кто не идет на поклон за ярлыком к баскакам Кремля, а ручные СМИ готовы даже без команды, в попытке доказать свою верноподданность быстрее конкурентов, обрушиться на реального и мнимого "оппозиционера".

Системная оппозиция играет в системе виртуальной демократии роль сливного бачка Кремля для канализации протеста. В последнее время к ней, похоже, присоединился Навальный. До сих пор эту роль выполняли КПРФ, ЛДПР и СР, уже 25 лет профессионально "сливающих" возмущение народа. Но их бы не было, если бы народ не верил их лжи.

Им удается быть такими убедительными по парадоксальной причине – потому что они говорят правду, рассказывая о разграблении и разрушении страны, об обнищании народа, о циничном поведении власти. Они врут лишь своими делами, но большинство "спящих" не могут понять это. Поэтому большинство продолжает голосовать за "системную оппозицию", и, видимо, продолжит и после обновления ее лидеров.

Сознательное меньшинство "новых людей" должно встать на тропу войны с виртуальной демократией и системной оппозицией как ее арьергардом, разоблачая ее предательскую роль в происходящем. Нужно информационно "повесить" репутации лидеров "системной оппозиции" на виселицах разума и памяти, подвергнув их беспощадному четвертованию логикой.

И если Жириновский – лишь эпатажный политический клоун, с 1991 года играющий роль придворного шута при Кремле со словами "мы за русских, мы за бедных", все эти 27 лет помогавший олигархам протаскивать грабительские антинародные реформы, то настоящие политические предатели народа – называющие себя "коммунистами" друзья Кремля.

В 1991 году Зюганов и коммунисты предали ГКЧП, позволив запустить распад страны. В 1993 году они предали "Белый дом", уйдя из него накануне расстрела. В 1996 году они предали избирателей, позволив подтасовать "победу" Ельцина. В 1998 году они предали генерала Льва Рохлина, отправив его в отставку накануне убийства. В 2018 году Зюганов и коммунисты предали Грудинина, осознанно провалив его предвыборную кампанию. И в составе вся "системной оппозиции" коммунисты поддержали лицемерный трюк власти со "смягчением пенсионной реформы".

Той же дорогой идет Навальный, сводящий политическое возмущение молодежи в тупиковые формы рефлексии отдельных проявлений коррупции и тупиковые несогласованные акции протеста, избегая при этом какой-либо организационной системной деятельности.

Культурная гегемония

Все то разливанное море самых разных идеологических и психологических установок, исходящих от Кремля и его "прилипал" во всех сферах, спускается на граждан через СМИ, диктуя им образцы для подражания и негласные моральные каноны, отказ от следования которым, по общему убеждению, делает человека белой вороной, фриком и асоциальным типом. Это и есть культурное господство – гегемония, с помощью которого правящий класс продолжает удерживать людей в сознании своей пошлой объектности и вторичности.

Современная российская культура, в широком смысле – как единство форм общественного сознания, включает три основных элемента.

Православие во главе с Русской Православной Церковью. Позиционируется как национальный алтарь и всенародный храм, в котором антагонистические классы якобы примиряются на основе "общих духовных ценностей". Православие объединяет население на словах, на деле лишь стимулируя усыпление "спящих" и психологически подавляя возмущенных, "снимая" актуальность межклассового антагонизма несуществующим "единством русских во Христе". Если бы это единство реально существовало, то как минимум правящие классы покровительствовали бы неправящим, богатые делились бы с бедными. Как максимум – классов бы не существовало вовсе, "ни эллина, ни иудея, но все во Христе". Однако единственный признаваемый РПЦ и элитой фактор этого мнимого единства – одностороннее требование богатых не посягать на их привилегии, без каких-либо ответных обязательств.

При этом Православие в его "общепринятой" версии максимально обездвиживает психологию масс, возводя объектность в ранг освященного свыше жизненного принципа – предлагая молитву как единственный способ решения всех проблем, требуя легализации любого волевого намерения "благословением" сверху, навязывая объектность во всем, кроме исполнения своих обязанностей. Маленьким апофеозом сакрализации объектности стала книга текущего "светского идеолога" РПЦ Легойды под названием "Декларация зависимости".

Деятельное, волевое и субъектное Православие массам неизвестно и не дозволено – это прерогатива "кесаря" и его приближенных, которые ставят остальное население перед фактом своих решений. РПЦ максимально одобряет, защищает и "легитимизирует свыше" это положение дел, взамен получая от власти финансовое покровительство.

Характерно, что высшие иерархи РПЦ и общающиеся с ними "православные" олигархи сделали для себя персональное исключение из слов Христа о верблюде и игольном ушке. Они свободно пользуются роскошью, игнорируя бедствия находящихся рядом людей, отвечая на упреки смехотворными объяснениями типа "это спонсоры подарили" и "этого требует статус". При этом они и их "духовные янычары" с удовольствием любят обличать общество в грехах, разумея под ними какие-либо формы "нетрадиционной" любви и увлеченность гаджетами. Слепота их очевидна и обличается словами Христа о двух наиважнейших заповедях любви, которые сами "блюстители веры" давно и прочно забыли.

Культура быдла. Основным рупором ее является телевидение, транслирующее шаблоны поведения приматов как нормативные для людей. Бесконечные смеховые шоу с юмором, опускающимся все ниже и ниже, ползущая легализация мата, эстафета которой от Шнура и "рэперов" переходит к блогерам, телеграмерам и даже Симоньян, утрированные типажи "маскулинного" и "феминного" поведения, в попытке подражать которым молодые и не очень мужчины и женщины уподобляются шимпанзе в период гона и течки.

При этом диктуется психология "перманентного переключения", при которой ни один новостной повод не живет больше, чем его освещают в СМИ, а возвращение к нерешенным проблемам большей давности воспринимается как занудство и "бояны".

Таковы вкратце основные устои и институты "старого" сознания.

Тактика холодной революции сознания

Противопоставить "старому миру", в котором окруженная "прилипалами" стая "суперанималов" жестко управляет стадом 80% "спящих" с помощью виртуальной демократии, трафиковых СМИ и культурной гегемонии, могут только "новые люди", основным оружием которых станет идеология созидания новой культуры сознания, основной тактикой – позиционная идеологическая борьба со "старым миром", протекающая в форме постоянных индивидуальных информационных ударов по его институтам – СМИ, политической аномии и культурной гегемонии.

Такая борьба будет продолжаться до тех пор, пока рост количества носителей нового сознания не сделает возможным следующие шаги развития – формирование политических организаций нового сознания и переход к маневренной политической борьбе вплоть до захвата власти политическими средствами.

Первый удар: Отказ от сна объектности

Самое трудное – понять, что мы и окружающая социальная реальность есть следствие нашего сознания, а не причина. Мы таковы, какими мы мыслим себя. Россия такова, какой мы считаем ее.

Каждый из нас поступает так, как думает должным поступать – гопники, коррупционеры, менеджеры, верующие, люди богемы, ретивые чиновники, обрезающие газ нищему пенсионеру. Нужно понять, что мы можем изменить образ мыслей, чтобы жить по-новому.

Каждый из нас – субъект своей истории, творец и демиург. Даже в провозглашающей "Декларацию зависимости" Русской Церкви существует основанное на словах Христа в Евангелии (Иоан. 10, 34) убеждение, что каждый из нас – бог, по крайней мере "для своего собственного мира, внутреннего мира души, своего тела, которым мы управляем".

Мы боги своей жизни, которую мы созидаем своими руками, либо оставляем прозябать и гнить в нереализованности наших талантов. Наша первая задача – непрерывное самосовершенствование. Но этот процесс не может и не должен происходить в изоляции от социума. Совершенствование личности невозможно без совершенствования ее отношений с другими личностями и институтами общества. В том числе политических отношений, как положительных – отношений взаимодействия, так и отрицательных – путем отказа от взаимодействия, бойкота и блокировки. Но эти решения должны принимать мы, а не окружающая нас среда.

Второй удар: Декларация общественного договора свободных людей

Здоровое общество – не стадо жвачных скотов или тюремный барак во главе с паханами, а единство независимых людей, добровольно ограничивающих свою свободу рамками чужой свободы и отказывающихся от перехода этих рамок в любой форме, кроме равноправного диалога. Такая форма общества является общественным гражданским договором.

Отношения в обществе должны строиться на едином гражданском правосознании при сохранении идеологического и религиозного плюрализма. Нас объединяет общий закон и разделяют убеждения. Поэтому попытка объединиться на основе убеждений закономерно ведет к нарушению закона.

Пусть православные прикладываются к своим мощам, мусульмане режут своих баранов, воинствующие атеисты глумятся в своих пабликах над тем, кого они считают несуществующим, коммунисты славят Сталина, либералы – Мизеса. Но ни те, ни другие, ни третьи не вправе вторгаться в область чужой свободы мышления, в чужой inner sanctum.

Третий удар: Отказ в доверии СМИ

В условиях, когда доля сознательных людей критически мала, а "спящих" слишком много, изменить трафиковую природу СМИ невозможно. Единственное, что могут сделать "новые люди" – возвести недоверие к СМИ на уровень культурного принципа и транслировать этот принцип в свое социальное окружение.

Не следует призывать к изоляции от новостей, нужно призывать к отказу от некритичного, "спящего" восприятия входящей информации.

Любой заголовок, пытающийся вторгнуться в наше сознание, должен проходить фильтрующие барьерные вопросы:

КТО ЭТО СООБЩАЕТ? КТО, КОГДА И ГДЕ СКАЗАЛ ЭТО? ЗАЧЕМ ЭТО МНЕ СООБЩАЮТ, ЧТО ОТ МЕНЯ ХОТЯТ? НАСКОЛЬКО МНЕ ЭТО НУЖНО И ВАЖНО?

Новость, прошедшая эти барьеры, должна оставаться в статусе "Источник сообщает", а не "Ой что делается". Нужно привыкать оперировать недостаточной информацией, не пытаясь упростить ее или полностью довериться ей.

Глядя на продукцию трафиковых СМИ, нужно всегда помнить – перед нами лжецы и манипуляторы.

Учиться оценивать источники. Учиться анализировать факты, отделяя событие от оценок, толкований и версий. Учиться ненавидеть пиар и воспринимать манипуляции сознанием как попытки изнасилования в извращенной форме. Использовать телевизор только для фильмов.

Новым людям нужна лишь правда о жизни и только правда. Но трафиковые СМИ говорить правду неспособны. Эту проблему можно решить, изменив характер финансирования СМИ. Но пока у новых людей нет власти, их задача – вырваться из под оглушающего, отравляющего, искажающего жизнь влияния СМИ, оздоровить свой разум и психику, чтобы стать способными действовать независимо, и призвать к этому максимальное число "спящих" вокруг нас.

Четвертый удар: Разрушение мифа виртуальной демократии

Новые люди должны твердо сказать – в России нет демократии. Демократия – это качество, а не количество. Государство так же не может частично быть властью народа, как нельзя быть немножко беременным. Демократия либо есть, либо ее нет. Простейший способ проверить это – задать вопрос, кто контролирует деньги государства.

Если народ лишен контроля за расходованием государственных средств, демократия отсутствует.

О демократии нет речи, если пенсионный возраст повышается вопреки воле большинства, а попытка организации референдума блокируется с помощью закона о референдуме, подменяющего Конституцию и лишающего смысла ее положения о референдуме.

Демократии нет в государстве, природные ресурсы которого управляются группой топ-менеджеров так, как будто это их личная собственность.

Невозможно говорить о наличии демократии там, где даже телевизионные "новогодние огоньки" представляют собой шоу с живыми мертвецами от культуры, не желающими покидать сцену вопреки протестам телезрителей.

Демократия – это когда народ участвует в принятии политических решений, тем более финансовых. Если в России закон о референдуме выводит вопросы налогов и бюджета из сферы допустимых для референдума, разве это демократия.

Не демократично то государство, в котором граждан не спрашивают о начале военной операции в Сирии.

Нет демократии там, где средства бюджета, собранного из налогов, одалживаются властью другим странам в виде заведомо невозвратных кредитов и затем прощаются.

Нет демократии там, где бюджет расходуется на создание стадионов, а дорогостоящие медицинские операции гражданам предлагается оплачивать через сбор пожертвований.

Россия – не демократия. Но может ей стать, если ее народ станет субъектом политики, а не объектом.

Рассуждения о том, что демократия в России невозможна по каким-то причинам, лживы. Возможно все, что не противоречит законам физики. В том числе возможно сделать Россию реально демократическим государством. Нужно лишь сначала построить модель такой России в своем общественном сознании, добиться, чтобы эта модель мышления стала господствующей, затем воплотить ее в жизнь.

Осознать, что исполнительная власть должна быть лишена любых возможностей влиять на законодательную власть, судебную систему и прокуратуру, иначе она будет использовать их для сохранения своего статус-кво и превратится в замкнутую автономную структуру – олигархию. Как это и произошло в России.

Осознать, что отношения всех выборных лиц с избирателями должны быть оформлены в письменном избирательном договоре, дающем возможность отзыва их полномочий по решению большинства избирателей. Что кандидаты должны соревноваться не политтехнологиями, ИА программами, которые должны быть приложены к их избирательным договорам.

Осознать, что коррупция может и должна быть уничтожена одним ударом – регулярными прокурорскими или общественными проверками всех чиновников на полиграфе.

Осознать, что СМИ должны быть независимы от властей и от трафика, а их подкуп в любой форме является злонамеренной дезинформацией и должен преследоваться уголовно.

Осознать, что народ так же является источником денег, как и власти, поэтому все государственные закупки и расходы, в том числе внешнее кредитование, должны быть поставлены под контроль граждан с их правом вето на нецелесообразные инициативы. Все государственные расходы должны быть расставлены по иерархии приоритетов – прежде всего народ, во-вторых государство, в-третьих внешняя политика. Все бюджеты ведомств и учреждений должны утверждаться их работниками, во избежание злоупотребления их администраций.

Осознать, что в эпоху электронных технологий политические институты необходимо переводить в формат прямой электронной демократии, включающей прямые электронные выборы, общенациональные и местные электронные рейтинги, электронные референдумы и голосования по всем политическим вопросам.

Да, и телевидение должно отвечать рейтингу запросов налогоплательщиков, которые его финансируют, а не дельцам шоу-бизнеса и влиятельных артистов.

Одной из составляющих мифа виртуальной демократии является насаждаемый страх перед реальной демократией – нам внушают, что увеличение демократических свобод разрушит Россию, поэтому допустимы лишь их "контролируемые" формы, как сейчас. Но и это ложь. На референдуме 17 марта 1991 года народы СССР проголосовали за его сохранение, а развалила его поправшая референдум тройка временщиков – Ельцин, Кравчук и Шушкевич. Это – наглядное доказательство того, что только демократия может сохранить единство России, и только ее отсутствие может ее погубить.

Пятый удар: Уничтожить "системную оппозицию"

Где бы ни появлялись представители КПРФ, ЛДПР и СР, везде их должны преследовать обвинения в нарушении обещаний и предательстве народа. Все честные люди, по безвыходности и недопониманию вступившие в эти структуры, должны выйти из них в единую, народную, потому что дробить представителей "спящих" перед лицом эксплуатирующего их класса "суперанималов" – преступление.

Понятие "коммунисты" отошло в область истории, оно устарело и не соответствует реалиям. Нет больше никаких "коммунистов", кончились в 1991 году, остатки расстреляны в 1993.

Место "трехглавой" системной оппозиции, напоминающей крыловскую тройку с лебедем, раком и щукой, должна занять единая и реальная народная оппозиция, флагом которой будут не исторические реконструкции и спекуляции, а реальная демократия, отличающаяся от виртуальной наличием контроля граждан за деньгами государства. Представителями реальной оппозиции будут народные кандидаты, связанные с избирателями договорами, включающими программы с реальными мероприятиями и сроками их исполнения и санкции за неисполнение программ, включая отзыв по решению большинства избирателей.

Шестой удар: Культура волевого совершенствования

Относительность Церкви. Необходимо осудить поощрение государством религиозных настроений как форму насилия над сознанием и нарушения общественного гражданского договора. В то же время нельзя упускать, что для люмпенизированных слоев общества, для жителей "спальных кварталов разума" Церковь является возвышающим их моральным ориентиром и стержнем. Таким образом, речь идет об относительности Церкви, у которой есть достойное место в обществе, но это место не морального арбитра и инстанции совести, а вспомогательного института возвышения тех, кто иначе не в состоянии подняться со дна. При этом Церкви нет места ни в науке, ни в образовании, ни в политике.

Субъектное Православие. Тех "новых людей", которые сохраняют веру и при этом осознают необходимость перемен, следует призвать к пересмотру фетишей объектности, ошибочно отнесенных к атрибутам религии. Культура "послушания с благословения" должна уйти из жизни мирян и вернуться в рамки монашеского делания, в мирской жизни уступив героическому пониманию веры, как личного жертвенного подвига в борьбе против проявлений зла. При этом злом прежде всего должно пониматься отсутствие Христовой любви к Богу и людям, а не соответствие пустым стандартам традиций и церковности.

Христианам необходимо честно пересмотреть место молитвы в своей жизни. Подвиг Христа был подвигом героического самопожертвования, а не молитвой. Логично поэтому верить в то, что Бог любит героев – действующих, а не молящихся. Поэтому вряд ли Он слышит молитвы ленивых трусов, умоляющих Его решить их проблемы за них.

Верующие должны отказаться от двойных стандартов в отношении имущества и статусов. У притчи об игольном ушке нет двойного прочтения, ее можно понимать только буквально. Тем более недопустимы стяжательство и попытки легализации статусности для архиереев, призванных быть для всех примером христианской скромности и аскетизма, проистекающего от вторичности в их жизни мирского перед Божественным.

Верующие также должны отказаться от юридической идеологемы "оскорбления чувств верующих", как нелепой попытки упразднения Нового завета, лишающей смысла Нагорную проповедь.

Сублимация психической энергии масс. Новые люди должны исповедать нулевую толерантность ко всем каналам слива психической энергии вместо ее сублимации – к легализации публичного мата и наркотиков, к сакрализации футбола, к "культурному пьянству" как к лжеатрибуту русской национальности. При этом бороться с пьянством следует путем не бесполезных запретов, а мотивационной психологии и пропаганды субъектности человека.

Воспитание разума, воли и памяти. Новые люди должны показать нулевую толерантность ко лжи политиков, к нарушению ими своих предвыборных обещаний, к двойным стандартам, при которых они возбуждают в гражданах патриотизм и готовность к лишениям во имя борьбы с Западом, а сами покупают себе гражданства и недвижимость на Западе, отправляя туда своих детей учиться, работать и жить.

Необходимо инициировать давление общества, чтобы добиться проверки всех политиков, в отношении которых есть подозрения о наличии иностранного гражданства и активов за рубежом, и в случае подтверждения таких подозрений эти люди должны быть лишены своих должностей и мандатов как иноагенты.

Кроме общенациональных электронных рейтингов доверия, должны быть созданы электронные "черные списки", содержащие информацию о политиках, злоупотребивших своими полномочиями и недостойных поэтому представлять интересы народа и занимать руководящие должности.

Седьмой удар: Религия Космоса

В последние десятилетия развитие технологий повлекло бурное расширение ассортимента вещей, услуг и развлечений, приковав к себе внимание человечества в ущерб его психическому развитию. Возможно, это временный кризис роста, накопление качества, за которым последует количественный скачок, но нельзя расслабляться в уверенности неизбежного оптимального исхода – нужно готовить этот скачок самим, направляя развитие технологий через управление балансом спроса и потребностей, стимулируя интеллектуальный спрос и подавляя спрос деградационный.

Предки человека вышли из воды на сушу, из леса в саванну. Человек покорил водные и воздушные пространства. Что может быть следующим этапом, если не Космос?

Космос – это божественный зов эволюции человека. Безжизненные пространства, чудовищные расстояния, массы, энергии – все это будоражит человеческий ум, пробуждая в нем волю к развитию и совершенствованию.

Церкви и религии должны уступить место либо встать на службу общечеловеческой религии Космоса, перестав быть дешевым опиумом для утоления народных печалей и этнического эгоизма. Даже если Бога нет, это не означает необходимости немедленной самоликвидации человечества – стремление вырасти до способности покорить Космос будет нашим Богом. Даже если нет жизни после смерти, у нас остается одна реальная необходимость – прожить эту жизнь до смерти с радостью и без страданий, чтобы воскреснуть когда-нибудь частью Сингулярности как вечной полноты всех возможных состояний бытия.

Если даже исходит из того, что Бог есть, простая логика подсказывает, что Он не нуждается в нашем рабском поклонении в обмен на сохранение нашей жизни после смерти. Идея Бога подразумевает Бесконечность любви, ума и воли. И такому Богу от нас может быть нужен только подвиг непрерывного самопревосхождения – чтобы мы, Его дети, бесконечно продолжали расти в стремлении быть подобными Ему.

Культура советского времени под давлением фантастов-пророков почти приблизилась к созданию целостного образа будущего человечества – совершенно владеющего своим телом и разумом, своей Землей и стремящегося подарить это совершенство остальному Космосу.

Мы, новые люди разума, должны поднять несправедливо брошенное знамя Космоса и поставить его во главе своей жизни – как ориентир, как маяк развития, как путеводную звезду. Только в стремлении к Космосу человечество может объединиться, преодолев детские проблемы межнациональной вражды. Только сверхзадача Космоса заставит нас вылечить общемировые болезни постправды, коррупции, преступности, наркотрафика, неграмотности, гонки вооружений и загрязнения природы. Только путь в Космос заставит нас почувствовать Землю своим маленьким, хрупким и общим Домом.

69

Читайте также


Реальная Демократия © 2018
о проекте | контакты
Top.Mail.Ru